В последние дни уходящего года принято подводить итоги, говорить об успехах и неудачах, благодарить тех, кто помог. Для меня этот год был скорее успешным. Сделать удалось очень многое, и особенно ценно для меня, что получилось сдвинуть с мертвой точки многие проблемы, которые не затрагивались годами, и лишь усугублялись.
В этом году:
* нам удалось добиться значительного расширения критериев для получения помощи в возврате “машканты” для пожилых людей, и с этого года размер помощи был повышен.
* мы добились расширения критериев выплаты “пособий на обогрев”: в январе деньги получат те малообеспеченные пожилые люди, которые проживают не только в так называемых “холодных районах”.
* ветераны Второй Мировой войны получили стопроцентное освобождение от платы за лекарства.
* был выделен миллиард шекелей на покупку квартир для очередников социального жилья и принято решение о привлечении “Амидаром” еще миллиарда шекелей на эти цели.
* было установлено правило, что 5% квартир в проектах программы “Цена для новосела” пойдут в фонд социального жилья для очередников.
* нами были начаты несколько реформ, включая так необходимую нам реформу системы страхования услуг по уходу за немощными.

И самое главное — в этом году была создана комиссия по разработке государственной программы помощи пожилым людям. Я долго добивалась начала работы над этой программой, поскольку убеждена: решением специфических проблем пожилых людей необходимо заниматься комплексно, а принятая у нас система “тушения пожаров на местах” неэффективна. Я стала председателем этой комиссии, и в предпоследнюю неделю декабря мы провели первое рабочее заседание, посвященное самой болезненной проблеме людей преклонного возраста: проблеме бедности.

Ни для кого не секрет, что суммы пособий по старости в нашей стране далеко не дотягивают до прожиточного минимума (на сегодняшний день черта бедности это 3358 шекелей на одиночку и 5373 на семейную пару). Но когда человек еще и не имеет собственной или государственной крыши над головой, его ситуация становится совсем невыносимой: это уже не бедность, это самая настоящая нищета. Пособия на съем жилья положения не спасают, ведь их хватает лишь на часть арендной платы. Наши пожилые люди работают вплоть до самого преклонного возраста, и выбирают, в чем себе отказать — в лекарствах или в продуктах.

Не лучшим образом обстоит дело и у людей, которые успели накопить небольшие пенсионные отчисления, не исправляющие серьезно их финансовую ситуацию, но лишающие их социальной надбавки и всех связанных с ней льгот. Это абсурд: люди, которые работали в Израиле десятилетия, в итоге получают меньше, чем те, кто не проработал ни единого дня. “Институт национального страхования” до сих пор руководствуется инструкциями, принятыми десятилетия назад: к этому можно причислить и запрет на владение автомобилем, и чрезвычайно низкий лимит на сбережения, и поездки за границу, и унизительно низкий лимит на приработок.

Конечно же, этому надо положить конец. И решить проблему бедности в старости одним путем невозможно: необходимо разобраться и с отсутствием жилья, и с высокими ценами на лекарства и продукты, и с недоступными в силу незнания пожилыми людьми языка льготами и специальными услугами, которые им положены, но до них не доходят. Именно для комплексного решения этих проблем и существует моя комиссия. Но помимо глобальной работы над исправлением ситуации, мы будем выявлять проблемы, которые можно решить в более сжатые сроки.

И на первом же рабочем заседании моей комиссии такая проблема была озвучена. В Израиле пожилым людям, доходы которых не дотягивают до прожиточного минимума, положена доплата — социальная надбавка, или “ашламат ахнаса”. Вот только она не выделяется автоматически, человек должен сам оформить ее в “Битуах Леуми”, предоставив данные о своих доходах и сбережениях. Именно к социальной надбавке привязана большая часть льгот, полагающихся малообеспеченным пенсионерам. И далеко не все знают, что им эти льготы положены, и что им нужно оформить социальную надбавку. А когда пожилой человек, наконец, обращается в “Битуах Леуми”, доплату до прожиточного минимума он получит лишь с момента обращения, тогда как другие виды пособий выплачиваются ретроактивно за определенный срок. Эту проблему, на мой взгляд, можно и нужно решить и без ожидания завершения работы нашей комиссии. Я в ближайшее время подам соответствующий законопроект, и надеюсь, что коллеги в Кнессете меня поддержат. Нет никаких причин, чтобы не давать и без того беднейшим людям финансовую помощь, за которой они не обращались не по своей вине.

В новом году мы продолжим работать на благо всех израильтян и на благо пожилых людей.
Спасибо вам за ваше доверие и поддержку и с Новым годом всех вас!

Skip to content